skip to Main Content

Дмитрий Грызлов: «Борьба — интеллектуальный вид спорта, дуракам здесь не место»

Серия публикаций №3 2013

Беседовал: А. Осокин
Автор фото: Е. Матюшкин

Президент Тульской областной федерации дзюдо, директор областной детско-юношеской специализированной школы олимпийского резерва Дмитрий Грызлов о том, как борьба помогла ему справиться с хронической болезнью, как «рядовой мастер спорта» стал не рядовым, а самым главным в тульском дзюдо, и о том, какие проблемы приходится решать, превращаясь из директора в тренера и наоборот.

Дмитрий Грызлов
Дмитрий Грызлов

Дмитрий, борьба, можно сказать. спасла тебе жизнь… Расскажи об этом.

В школе я был очень больным ребёнком — хроническое заболевание, типа ревматизма нервной системы. С этим вообще нельзя заниматься спортом — взрослые от этого заболевания умирают, детский организм справляется еле-еле. Я до 7 класса был освобождён от физкультуры.

Когда закончил пятый класс и перешел в седьмой, оказался в пионерском лагере, где мне попался воспитатель, который занимался самбо. Звали его Олег, и он показал мне несколько приёмов. Я вернулся из лагеря увлечённый, набрал в библиотеке книжек про борьбу, купил гантели, стал бегать, «тянуть резину». Короче, погрузился в физкультуру с головой.

Полгода не ходил к ревматологу, а когда наконец-то пришел, врачи сказали: «А ты здоров!». Что скажешь — судьба моя была решена: я занялся дзюдо. Бредил этим видом спорта, иногда не мог уснуть, крутил в голове броски, приёмы — так мне нравилось бороться. Норматив мастера спорта выполнил в 17 лет.

Несколько раз был пятым на чемпионате страны, выигрывал международные турниры. После института выиграл чемпионат МВД.

А потом… Обычная судьба рядового мастера спорта: диплом на руках, вроде как надо работать, дочка родилась, плюс травмы уже дают о себе знать. Так получилось, что рано закончил бороться, занялся бизнесом, но уже через год понял: без ковра никак. Сначала открыл на базе одной из ДЮСШ свой спортивный клуб, «Олимпионик», он и сейчас работает. Вот уже более семи лет — президент федерации дзюдо Тульской области, дважды переизбирался.

Полтора года назад ты стал директором областной детско-юношеской специализированной школы олимпийского резерва — той самой школы, где открывал свой первый спортклуб. Как получилось? И зачем тебе вообще это нужно?

Прежний директор руководил школой 28 лет. Согласитесь, срок уже приличный, сложно уже думать о каком-то развитии, идти вперёд. Всё держалось на энтузиазме моего тренера, Виктора Владимировича Выборнова. Он давал результат, болел за дело. Если бы не он, ДЮСШОР уже давно бы закрыли. На его энтузиазме школа выживала. Я смотрел, смотрел на всё это со стороны — и понял, что нужно выручать.

Как раз в это время сменилось областное руководство, пришел новый губернатор, Владимир Сергеевич Груздев. Очевидно было, что директора будут менять.

Мне удалось встретиться с губернатором, у нас состоялся разговор, очень простой: Владимир Сергеевич спросил: «Почему хочешь стать директором?» Я ответил: «Да, у меня есть своё дело, я человек не бедный. Знаю, что спорт — тяжелый хлеб: когда-то сам боролся, был в сборной страны. И сейчас хочу поработать на спорт». И тогда он сказал слова, за которые я его очень уважаю: «Значит ты хочешь отдать долги? Здорово, давай!». Вообще, надо сказать, что с приходом Владимира Сергеевича спорт в Туле как будто свежего воздуха вдохнул.

Расскажи про школу. С чего начал, какие вопросы решал в первую очередь, на чём строишь свою работу?

Пришлось подчистить кадровый состав сначала. Да, были люди, которые просто сидели и получали зарплату. А зарплату нужно не получать, её надо зарабатывать.

Тренеров не тронул ни одного, как бы к кому не относился — прекрасно понимаю, что тренер — это не электрик, его по объявлению не найдёшь. Его нужно вырастить, воспитать. Сейчас времена изменились, и возможность зарабатывать есть даже у молодых тренеров. По крайней мере, в нашей школе. Я с радостью жду таких ребят. Если новичок готов работать «по полной», то мы гарантируем зарплату от 15 тысяч рублей. Деньги не аховые, но жить можно. А главное – будет результат, будет и зарплата расти. У нас есть возможность спортсменам платить ставки инструкторов — от 10 тысяч рублей и выше, в зависимости от результата.

Стараюсь добиться того, чтобы спортсмены учились. У нас есть училище олимпийского резерва, два вуза имеют спортивные факультеты… Настраиваю их так: если ты умный — а глупый человек не может получить высшее образование, — то ты хорошо борешься, потому что можешь построить тактику схватки, обмануть соперника.

Если ты умный — у тебя есть шанс стать большим спортсменом. Если ты дурак — в борьбе тебе ничего не светит. Это один из моих принципов: борьба — интеллектуальный вид спорта, дуракам здесь не место.

Как сейчас обстоят дела?

Сейчас в школе работают 14 тренеров, тренируются около 450 девочек и мальчиков. Основной результат школе дают девчонки — борются и по дзюдо и по самбо. Есть призёрки и победительницы первенств Европы, мира, члены сборной. Саша Демидова, Юля Лосева, Настя Николаева – лидеры и в дзюдо и в самбо.

У нас хорошая база: большой спортзал, сауна, административные помещения. Один этаж полностью  занимает общежитие. Развиваем филиальную сеть, причём как в Туле, так и в области. Открыли два зала на базе средних школ в спальных районах города, есть филиал при Тульском интернате для детей-сирот и детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Какие основные проблемы в работе?

Все те же — нехватка тренерских кадров. «Старики» уходят, а молодёжи пока нет. Сказываются проблемы девяностых, когда перспективные ребята, закончив бороться, окончив институт, не шли на копеечную зарплату тренеров. Теперь мы имеем, то, что имеем — провал в тренерских кадрах.

Есть проблемы с набором. Как говорится, раньше мы проводили отбор, сейчас объявляем набор… Большая конкуренция и с другими видами, так называемыми «восточными единоборствами», которые я считаю шарлатанством. Они ничему особому ребят не учат — только выкачивают деньги из родителей. Я наблюдал, как у них проходят тренировки, соревнования. Всё это очень непрофессионально.

И, конечно — телевизор, компьютер, социальные сети. Всё это отвлекает детей от занятиями спортом.

С какого возраста проводите набор?

По Уставу школы мы берём детей с 8 лет, но я не ставлю никаких рамок, наши молодые тренеры работают с малышами 4–5 лет. Я напоминаю периодически только об одном моменте: работать нужно таким образом, чтобы детям не надоело дзюдо к тому моменту, когда они начнут выступать на своих первых официальных соревнованиях.

Какое место в подготовке спортсмена, на твой взгляд, занимает психологическая подготовка?

На начальном этапе есть много хороших ребят, на которых смотришь — и видишь, что они борются не с соперниками, а с самими собой. Я убеждён, что тот спортсмен, который научился перешагивать через себя, обязательно даст результат.

Одна из моих любимых книг — «Преодолей себя» Алексеева. Это достаточно глубокий психологический труд, я обязательно рекомендую его своим тренерам и спортсменам. Научить технике борьбы, дать специальную физическую подготовку — это относительно просто. Научить чувствовать себя чемпионом, быть чемпионом, чувствовать в этом потребность – это сложно, это уже из разряда высшего тренерского пилотажа.

Чтобы воспитать чемпиона, мало провести тренировку, дать определённый объём нагрузки. Вы должны знать где он спит, что он ест, какие у него отношения в семье, какие сложности в школе, как он себя чувствует, знать о его предпочтениях. Нужно жить одной жизнью со спортсменом — только тогда возможен какой-то результат.

Самообразованием занимаешься?

Без этого никак. Много читаю, смотрю видео с семинарами. Очень люблю книгу «Многолетняя подготовка дзюдоиста». Уверен, что тренер должен постоянно учиться, он не имеет право на ошибку. Ошибиться в ребёнке, в спортсмене — эта цена слишком, непозволительно высока.

Тренер должен быть на шаг впереди своих учеников, они должны расти вслед за ним. Дай Бог, если кто-то сможет обойти своего учителя!

Очень ценю общение с известными тренерами. Авторитеты для меня — Леонид Ерёмин из Курска,Игорь Михайлин из Брянска. Мне нравится, как работает замечательный тренер Рудольф Бабоян из Краснодарского края. Сильный тренер — Сергей Герасимов из Самары. Стараюсь всегда использовать возможность с ними поговорить, задаю много вопросов. Мечтаю познакомиться и пообщаться с Джамболетом Нагучевым из Туапсе, восхищаюсь его работой.

Тренерская работа для меня значит очень много. Но я понимаю, что как директор могу сделать гораздо больше. Для этого я закончил Академию госслужбы при Президенте РФ, меня научили управлять, научили стратегически мыслить. Было очень интересно: со мной рядом были люди, у которых многому можно было научиться: депутаты Госдумы, мэры крупных городов…

И всё-таки, кем ты себя больше ощущаешь: тренером или директором?

Это настолько сложный вопрос для меня! С 8.00 до 18.00 я работаю директором. В деловом костюме, в своём кабинете я живу проблемами своих учеников: решаю вопросы с учебой, с жильём, пытаюсь помочь выйти из сложных ситуаций, справиться с семейными обстоятельствами. После этого одеваю кимоно, выхожу на татами, и работаю старшим тренером областной школы. Не скрою, там я иногда забываю, что я — директор (улыбается).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back To Top
%d такие блоггеры, как: