skip to Main Content

Сергей Архипов: «Правильный диагноз – основа правильного лечения»

Серия публикаций №2 2015

Михаил Рыгалов: «Гости этого номера – мои давние знакомые: замечательный врач травматолог-ортопед, доктор медицинских наук, профессор кафедры травматологии, ортопедии и хирургии катастроф Сергей Васильевич АРХИПОВ (он расскажет о своем профессиональном пути, о том, как в нашей стране обстоят дела с лечением и реабилитацией спортсменов) и Сергей Петрович АЛПАТОВ, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры фармакологии Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова, который поделится, что нужно делать для поддержания здоровья, что ведет к нарушениям в системе иммунитета, раскроет роль фармподдержки в карьере спортсменов».

Спортивный хирург Сергей Архипов проводит операцию по артроскопическому восстановлению плечевого Сергей Архиповсустава 11-кратному чемпиону мира по плаванию Станиславу Донцу в отделении спортивной травмы Федерального научного клинического центра.

– С Михаилом Анатольевичем мы действительно давно знакомы – более 30 лет, с готовностью подтверждает Сергей Васильевич. – Дружим семьями. Наши отношения проверены десятилетиями: какими были с первого дня знакомства, такими и сохранились до сегодняшнего дня. Я рад встретиться с ним в рамках новой рубрики журнала «Мир Дзюдо».

Мой профессиональный путь начался в 1980 году в Центральном научно-исследовательском институте травматологии и ортопедии им. Н.Н. Пирогова. Я попал в клиническую ординатуру клиники спортивной, балетной и цирковой травмы к профессору Зое Сергеевне МИРОНОВОЙ. После ординатуры остался в аспирантуре. Зоя Сергеевна –была фантастическим человеком, великолепным хирургом, она меня научила абсолютно всему, что я умею и знаю в этой жизни как врач травматолог-ортопед. Низкий ей поклон за это. 

С 1990 года начал заниматься артроскопией плечевого сустава, тогда совершенно четко возникло желание и идея освоить хирургическую артроскопию плечевого сустава. И постепенно я увлекся этой темой и занимаюсь ей достаточно плотно до сегодняшнего дня. А со спортом я, естественно, всю сознательную жизнь был связан. Во многом благодаря тому, что работал под руководством Зои Сергеевны Мироновой, и, естественно, ее неподдельная любовь к спорту и желание помочь национальным спортсменам, вернуть их на профессиональный уровень стало основным критерием работы со спортом. А с дзюдо я начал работать с середины 1980-х, тогда мы познакомились с Михаилом Анатольевичем Рыгаловым, и вся моя последующая лечебная деятельность со спортсменами перекликалась с Федерацией дзюдо.

Зоя Сергеевна как-то сказала фразу, которая для меня является своеобразным путеводителем: «Первое, что говорит спортсмен, которого прооперировали: “Когда я начну тренироваться?”» Спортсмены – очень мотивированные люди, мотивированные на скорейшее и полноценное возвращение в спорт и, естественно, восстановление себя на том уровне профессиональных достижений, который имел место быть. Лечение спортсменов, большой спорт лично мне дали очень много – любовь к спорту и понимание того, что спортсмены – это неординарные люди, идущие на запредельные нагрузки. И когда происходит травма, у спортсмена ломается жизнь. Вот почему желание максимально помочь восстановлению является основой всей лечебной деятельности врача, которая базируется на больших знаниях, большом опыте и на большом желании вернуть человека к жизни в спорте.

Меня часто спрашивают, как себя вести спортсмену при получении травмы плеча. Отвечаю – конечно, он должен сразу обратиться к врачу команды, клуба, федерации. Профессионал сможет быстро разобраться, что произошло, поставить диагноз и перенаправить травмированного спортсмена к специалистам, которые уже займутся дальнейшим лечением.

Не стоит недооценивать травмы. К примеру, – переломы костей. Всем знакома цепочка: травмпункт, гипс, покой и так далее. Кажется, что ситуация не очень существенная, и это мнение ошибочно. Такая травма может привести к более серьезным последствиям, которые легко просмотреть. Любой перелом, любых костей может повлечь за собой повреждения тех структур, которые находятся рядом с этой костью, – мышц, сухожилий, нервов, сосудов. Можно срастить кость, но пропустить ту патологию, что возникла параллельно, и тогда возникают отсроченные и зачастую более тяжелые проблемы. Поэтому надо полноценно разбираться в обстоятельствах и механизме травмы, выявлять клинические признаки того или иного повреждения, после чего назначать дополнительные методы исследования: рентген, МРТ и пр. Правильный диагноз – основа правильного лечения. Это аксиома.

В спорте есть ряд патологий, которые как бы тиражируются, например, – привычный вывих плеча, когда головка плеча в силу травматического воздействия отрывает суставную сумку от суставной впадины лопатки (чаще всего это передний отдел) и вывихивается, смещается из контактных поверхностей вне сустава. Если мы даже вправляем первичный вывих, то суставная сумка со всеми связками никогда не прирастает к суставной впадине лопатки полноценно. Дальше – рецидив, второй вывих, третий, десятый и так называемый привычный вывих плеча. На сегодняшний день нет сомнений в том, что все первичные вывихи плеча у молодых людей, занимающихся спортом, надо оперировать сразу, чтобы восстановить нормальную анатомию, пришить суставную сумку со связками к суставной впадине лопатки и тем самым восстановить нормальную анатомию.

Если говорить о повреждениях акромиально-ключичного сочленения, это тоже достаточно схематичная ситуация. Часто в спорте, особенно в контактных видах, при падении на руку, на область плечевого сустава происходит травма между ключицей и отростком лопатки, в результате которой рвутся связки, и ключица или подвывихивается, или вывихивается. Первую – вторую степени вывиха, даже в контактных видах спорта, можно лечить консервативно. Занимает это, правда, определенное время. При привычных вывихах плеча после оперативного лечения, как правило, 6 недель занимает фиксация в шине, повязке, потом идет курс реабилитации, который занимает 5 месяцев до возвращения спортсмена к тренировочным нагрузкам. Не раньше. Это аксиома – так во всем мире. То же самое с акромиально-ключичным сочленением. Консервативное лечение требует постоянного контроля, наблюдения за пациентом, минимум раз в неделю, как ведет себя это повреждение. Фиксация, как правило, тоже занимает до 6 недель, затем – процесс реабилитации – не меньше чем 3 недели, потому что поврежденная сухожильная ткань срастается рубцом, который трансформируется в сухожильную ткань. Это время, это биологический процесс, его не обманешь и не простимулируешь. Это обязательно надо пройти. Ну а потом – процесс реабилитации: восстановление функции, укрепление мышц, восстановление первичного навыка движений. Вопрос реабилитации очень важен, поскольку в нашей стране ее практически нет. Те единичные центры, которые есть, к сожалению, во многом не стандартизованы. И мы знаем, что часто спортсмены уезжают оперироваться и реабилитироваться за границу. Мне очень хочется, чтобы большие начальники обратили внимание не только на развитие спорта. Спорт и травма – близнецы-братья, я не знаю спортсменов, у которых в течение спортивной жизни не было бы травм, и многие из них сходят с дистанции, потому что не вовремя, несвоевременно, неполноценно оказано лечение. Это очень важный вопрос.

В советское время все наши ведущие спортсмены сборных команд страны лечились в ЦИТО, в клинике спортивной, балетной травмы. Эта 40-коечная клиника позволяла лечить абсолютно всех спортсменов, и лечили мы совсем не плохо на то время, и многие вещи делали на уровне мировых достижений. Понятно, что мы во многом проиграли, прежде всего технологически, медицина на Западе развивалась очень быстро и поступательно. Мы сегодня практически стали тиражировать все западные технологии, стали потребителями этих технологий, они очень хорошие, и, наверное, сегодня не надо изобретать велосипед, надо отталкиваться от того, что есть, и идти дальше. Сегодняшняя травматология и ортопедия во многом высокотехнологична и зависит от тех западных технологий, потребителями которых мы стали. Это и хорошо, и плохо. Хорошо, поскольку мы используем современные, опробованные методики, которые известны в мире и дают результат. Плохо, потому как у нас нет национального, нет своего.

С 2009 года по Указу президента лечение всех национальных спортсменов на бюджетной основе передано Федеральному медико-биологическому агентству, бывшему 3-му Главному управлению Минздрава СССР. Это хорошая диагностическая организация, которая, однако, никогда не занималась лечением спортсменов, особенно высокого уровня. Для них все в новинку, тем более хирургическое лечение спортсменов, несущее в себе очень большую ответственность за возвращение спортсмена в спорт.

Львиная доля спортсменов сегодня уезжает лечиться за границу. Во-первых, потому что у нас нет такой помощи, во-вторых, потому что там четко гарантированное качество, и, в-третьих, у нас отсутствует правильная послеоперационная реабилитация, которая является основой положительного результата лечения. Я очень хорошо знаю западную спортивную медицину: немецкую, французскую, американскую, во многих клиниках был, со многими профессорами общаюсь и дружу и могу сказать, что топ-спортсменов, ведущих спортсменов там оперируют только самые известные, самые владеющие своей профессией профессора. Там никогда не разрешат национального спортсмена оперировать в клинике средней руки. У нас ничего этого нет.

Нужно создавать национальный центр, но этот центр не должен на себе аккумулировать всех спортсменов. Мы гигантская страна, протянувшаяся от Владивостока до Калининграда, в административных округах нужна сеть таких же центров, которые будут подчиняться головному методически, научно, организационно и, главное, стандартно. И всех наших спортсменов можно будет оперировать в наших клиниках, создав определенные условия. Можно пригласить любого профессора из Германии, Франции, США – это я гарантированно говорю, они приедут и будут оперировать спортсменов. Здесь тот же самый профессор будет оперировать и здесь же будет реабилитационный центр. Спортсмен оперируется в своей стране, здесь же лечится. И окружающая молодежь, молодые хирурги смотрят, как правильно работать, как можно делать операции на высоком уровне, тем самым мы создадим свою национальную базу спортивных травматологов высокого уровня. Но этого не происходит. Меня просили – Сергей Васильевич, напишите концепцию, я написал. Прошло много лет – ничего не сдвинулось. Я даже президенту в свое время писал. Я понимаю, что он не читал, до него и не дошло, скорее всего. Написал о том, что происходит, как изменить ситуацию, чтобы национальные спортсмены лечились здесь, чтобы это было славой Родины, чтобы все было на высоком уровне. Пусть западные профессора сначала параллельно с нашими оперируют здесь. Мы создаем прецедент и потом аккумулируем свой национальный опыт. Это же очень просто, понятно. Так происходит в каждой стране. Но у нас это не происходит, и будет ли происходить, я не знаю.

Я бы очень хотел, чтобы у нас, в нашей стране, можно было гордиться не только достижениями в спорте, но и тем, что спортсмен, получивший травму, восстановился в своей стране, вернулся в строй и поднялся на олимпийский пьедестал. Это высшая радость врачебной деятельности спортивного травматолога. Я очень хочу, чтобы мы гордились не только достижениями спортсменов, но и тем, что травмированные спортсмены все полноценно возвращаются в состав сборных команд страны.

Сергей Васильевич АРХИПОВ – травматолог-ортопед, доктор медицинских наук, профессор кафедры травматологии, ортопедии и хирургии катастроф.
Окончил Московскую медицинскую академию им. И.М. Сеченова. В 1977 году защитил докторскую диссертацию по теме «Артроскопическое хирургическое лечение патологии плечевого сустава». В 1980–1997 годах работал в клинике балетной и цирковой травмы Центрального научно-исследовательского института травматологии и ортопедии им. Н.Н. Пирогова, где прошел путь от клинического ординатора до старшего научного сотрудника. С 1997 года трудился в Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, на кафедре травматологии, ортопедии и хирургии катастроф; внештатным научным сотрудником Института ревматологии РАМН. В 1996, 1998, 2000, 2004 годах стажировался в клиниках спортивных травм в США.
Помог большому количеству спортсменов вернуться в спорт; прооперировал десятки олимпийских чемпионов, чемпионов мира; первым в стране внедрил анатомовосстанавливающие артроскопические операции на плечевом суставе.
Автор более 50 научных трудов, в том числе 4 монографий: «Атлас артроскопической хирургии плечевого сустава» (2002), «Современные хирургические технологии плеча» (2006) и др.

Артроскопия – эндоскопический метод исследования, во время которого врач с целью обнаружения возможных изменений помещает в сустав пациента эндоскоп, оснащенный оптической системой. Этот метод применяется не только для диагностики болезней суставов. При необходимости с помощью эндоскопа можно незамедлительно сделать операцию без более обширного вскрытия сустава. Большое диагностическое значение имеет артроскопия всех крупных

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back To Top