skip to Main Content

Дмитрий Нагиев: «Я тренировался как проклятый»

Серия публикаций №1 2017

Одна из «фишек» харизматичного и обаятельного Дмитрия Нагиева — умение владеть собой даже в самых нестандартных ситуациях. Он ироничен в эпицентре скандала и спокоен, даже когда все вокруг давно потеряли самообладание. Сыграть сильный характер невозможно, уверен актер Нагиев. Воспитать сильный характер вполне реально — парирует мастер спорта Нагиев. Почти половина жизни, отданная самбо, дает ему право об этом говорить. Говорить уверенно, спокойно и, конечно, немного иронично.

Дмитрий Нагиев
Дмитрий Нагиев

О выборе

Словосочетание «Самооборона без оружия» производила на меня магическое впечатление. Мне казалось, что это ворота в другую жизнь. Правда, сначала я долго занимался вольной борьбой. Помню, как во втором классе через весь город, с двумя пересадками ездил в секцию на тренировку. Потом секция закрылась, и мама по толстому телефонному справочнику нашла мне школу самбо. Она, правда, тоже была довольно далеко. Вообще, почти все тогда было довольно далеко от моего «суперспального» района. Помните, как в замечательном фильме Клинта Иствуда «Малышка на миллион» героиня говорит: «У меня нет выбора, я больше не вернусь в грязный вагончик» Вот и мне, парню из очень скромной семьи, казалось, что у меня нет выбора, кроме спорта. 

О тренере

Тренер научил меня интеллигентной, осмысленной, умной силе. Виктор Михайлович Горлов всегда был моим кумиром. Мне кажется, я до сих пор чуть ниже спины чувствую удар его кеда 62-го размера. Именно так он нас гонял на сборах. А если серьезно, это был большой спортсмен и большой учитель. Он был очень начитанный человек, с высшим образованием. Было время, когда мы потерялись, но потом он сам нашел меня и попросил сняться в рекламном ролике его спортклуба. Ситуация была стандартная: клуб располагался в слишком хорошем здании, до которого было много охотников, а Виктор Михайлович пытался его отстоять. Конечно, я согласился: вышел на ковер и вспомнил практически все приемы. Тогда Виктор Михайлович сказал, что мастерство не уходит, если мастер настоящий. Эти слова были для меня большой честью.

Черты моего тренера есть во многих героях, которых я сегодня играю. Например, все мои персонажи носят часы так же, как он: не на запястье, а в кулаке. Я с детства помню, как круто на нем эти часы смотрелись, и как я, мальчишка, этой крутизне завидовал. Сейчас меня уже многие пытаются называть Дмитрием Владимировичем, а для тренера я всегда был Димыч, Димон, Димка. Виктора Михайловича не стало, но мы поддерживали с ним связь до самого его ухода.

О тренировках

Я тренировался как проклятый. Кто-то ездил с родителями на юга, а я ездил в спортлагерь на все лето. И там впахивал по две тренировки в день. Мне никогда не было легко: я не крепыш, у меня достаточно тонкая кость. По-видимому, такая же тонкая, как склад ума. К тому же знающие люди подтвердят, что попасть в средний вес — это самое проклятое дело. В этом весе на любых соревнованиях больше всего участников. Например, мой друг, который боролся в тяжелом весе, мог провести на турнире одну схватку и стать чемпионом. А я проводил шесть схваток, из которых выигрывал четыре или пять, но занимал второе или третье место.

О драках вне спортзала

Вне спортзала я дрался редко. Я все-таки мальчик из интеллигентной семьи, пускай и с приводами в милицию по поводу разграбления помойки или воровства карбида на соседней стройке. Конечно, я дрался, но не ежедневно и без поножовщины. Родители, конечно, все равно хватались за голову, и, если честно, не знаю, что бы со мной сейчас было, если бы я не занимался спортом. Если бы я не был брошен судьбой в группу ребят, которые были лучше, смелее, наглее меня.

О том, что дало самбо

Внешнее спокойствие – главное, что дало мне самбо. Как бы ты ни вибрировал внутри, соперник в противоположном углу ковра никогда не должен видеть ужаса на твоем лице. Самбо, как и любой сольный вид спорта, не позволяет расслабляться. Что бы с тобой ни случилось, ты должен выйти на поединок, зная, что за твоей спиной сидит твоя мама и смотрит только на тебя. Это огромная ответственность. Она может воспитать как жажду победы, так и целый ворох комплексов.

Никогда не поверю, что дурак смог стать чемпионом. Любой вид спорта — это творчество, если тебе, конечно, Господь не дал какую-то сверхфизическую силу. Борьба — это и математика, потому что ты должен просчитать каждый ход. Это и актерство, когда ты делаешь вид, что в эту секунду не готов проводить прием, и вдруг мгновенно проводишь бросок.

Считаю, что для парня, отец которого приехал из Средней Азии, я неплохо двинулся вперед. Конечно, все могло было быть и раньше, и больше, и быстрее. Но, думаю, даже этих небольших высот я бы не достиг, если бы не то самое пресловутое нежелание возвращаться в грязный вагончик, которое я впервые почувствовал благодаря спорту.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back To Top
%d такие блоггеры, как: