Первый русский «Тигр»

 

 27 февраля 2010 г. не стало одного из самых удивительных спортсменов 20 века, уникального борца: бронзового призера первого олимпийского турнира дзюдоистов в Токио-1964, шестикратного чемпиона Европы, восьмикратного чемпиона страны по самбо, заслуженного мастера спорта СССР, заслуженного тренера СССР, обладателя специальных наград за лучшую технику в шести чемпионатах СССР Олега Сергеевича Степанова. Ушел интеллигентный, остроумный, светлый человек, с именем которого связаны славные страницы истории дзюдо и самбо в нашей стране... 
   Мастера борьбы сильнейшей в 60-е годы грузинской школы борьбы называли его Степаношвили, а родоначальники дзюдо японцы - Степанов-сан. Он был единственным в истории не-японцем, получившим орден "Белого тигра", как спортсмен сумевший потрясти Японию своим мастерством на татами. В 1967 г., Олег Степанов ушел из большого спорта. Ушел непобежденным, навсегда оставив свой след в истории. Он совершил настоящий спортивный подвиг, за который был награжден боевой наградой, медалью 'За боевые заслуги'. В феврале 2010 г. в возрасте 71 года Олег Степанов ушел от нас навсегда. 


…Весь зал безмолствовал. Выдержанные японцы, первые пять минут схватки еще как-то выражавшие свои чувства, теперь угрюмо затихли. И когда этот худощавый русский в очередной раз уложил их земляка на иппон, а судья вновь не дал «чистой победы», на татами полетели пластиковые стаканчики. Так зрители, чьи сердца были уже безоговорочно отданы приезжему мастеру, выражали свой протест. Столь явного молчаливого порицания арбитр не выдержал – его сердце остановилось, когда он поднял «бросок не засчитан». 


  А Олег Степанов, тот самый невозмутимый русский, все же победил. И мало того, он стал первым (и, пожалуй, единственным известным) нашим дзюдоистом, обладателем ордена «Тигра» и национальным героем Японии. Эту награду, дающую права сэнсея в любом из спортивных клубов страны Восходящего солнца, вручил Олегу президент международной федерации дзюдо Саттон, сказав при этом: «Степанов-сан, спасибо, что поколебали уверенность японских дзюдоистов в своей непобедимости, но больше не делайте смертельных случаев». 
   Человек-легенда, один из тех спортсменов, которые открывали миру российское (советское) дзюдо, Олег Степанов известен не только своими победами на самых престижных соревнованиях различного ранга, но и тем, что в его лице как бы сконцентрировался образ дзюдоиста, каким он должен быть: невозмутимый, выдержанный, не пасующий перед трудностями, с глубоким чувством собственного достоинства. Не даром именно Степанова первым из европейских спортсменов признали родоначальники дзюдо – японцы, вручив ему свою национальную награду. Этот факт «принятия в клан» говорит о многом – орден «Тигра» дается не за победы, а за силу духа, мышление настоящего сэнсея. И Олег всей своей жизнью доказал, что в стране Восходящего солнца не ошиблись. 
  А начиналось все … с самбо. Сегодня можно сколько угодно говорить о различии или общности самбо и дзюдо, чисто советских (российских) интерпретациях последнего. Но факт остается фактом – в истории нашей страны данные виды спорта максимально сближены. К тому же первая сборная команда по дзюдо формировалась из самбистов (каковым являлся и один из ее членов Олег Степанов). 
— Чем велики самбо и дзюдо? — задает себе такой вопрос Олег Сергеевич, — В них при выполнении одного и того же приема можно использовать разные захваты, а с одним и тем же захватом – разные приемы. Эти виды борьбы изначально богаты и разнообразны, постоянно дают спортсмену возможность роста. Правда, тогда учиться дзюдо нам, самбистам, было чрезвычайно сложно. Даже различия в спортивной форме сказывались на технике. В дзюдо более мягкий захват обусловлен тем же рукавом-регланом куртки (в самбо – отрезной) и бороться приходится босиком. Ко всем нюансам приходилось привыкать. 
  Первым успехом стало выступление на чемпионате Европы в 1962 года, где сборная СССР, состоящая из самбистов, дебютировала. Ребята тогда завоевали сразу одну золотую, две серебряных и две бронзовых медали. После этого случая основатели дзюдо, японцы, в преддверие Олимпиады, решили узнать соперников в лицо. Они впервые за всю историю пригласили русских на соревнования на «невыгодных» для себя условиях. Перед союзной сборной по вольной борьбе был поставлен «пункт договора» – включить в состав четырех дзюдоистов, тогда будут оплачены все расходы нашей команды на поездку. И четверо спортсменов – Олег Степанов (68 кг), Владимир Панкратов (80 кг), Генрих Шульц и Дармишхан Беруашвили (оба – свыше 100 кг) достойно представили Союз. 
  При этом хозяева выразили твердую уверенность, что счет после всех схваток будет 16:0 в их пользу. Но эта уверенность быстро поколебалась, когда русские в Йокогаме выиграли 3:1. Местные газеты в тот день вышли в траурной рамке с подзаголовком: «По Японии прошел тайфун – русские дзюдоисты одетые в японские кимоно». А потом была знаменитая встреча Олега Степанова в Кобэ, длившаяся вместо пяти минут – десять, где прямо на татами от сердечного приступа скончался упрямый судья, не желающий признавать очевидного поражения своего земляка. Именно тогда Степанову не только за красивую победу, но и за выдержку, терпение и чувство собственного достоинства: он ни разу не возмутился действиями арбитра, выполнял все его указания – был вручен орден «Тигра». Обладателем данной редкой национальной награды человек является пожизненно. 

  Так как предолимпийский расклад к тому времени уже определил своих лидеров в каждой из весовых категорий (по итогам чемпионатов Европы и мира) наших спортсменов готовили под определенных соперников. Олегу Степанову, выступавшему в весовой категории до 68 кг, «достался» японец Накатани. Советский дзюдоист даже «приберег» для соперника определенный прием: зацеп снаружи под две ноги, который проверил на различных международных соревнованиях. 
  И вот он, момент истины. На Олимпиаде ни разу до встречи с Накатани Степанов не использовал своего фирменного приема, терпеливо дожидаясь схватки с японцем. На 2-3 минуте полуфинала русский «тигр» проводит свой зацеп снаружи и соперник падает на всю спину! Позже Накатани в интервью прессе скажет: «Когда Степанов бросил меня на спину, то я думал - все, иппон! Надо будет делать харакири. Я открыл один глаз, и увидел, что судья не дает даже половину чистой победы! Как я был изумлен. Но тут же собрался и провел свой бросок». 
  А происходило следующее – Степанов сделал захват снаружи, встал на одно колено на татами, дабы перевести борьбу в партер (где, он точно знал, был гораздо сильнее японца). Накатани шел на подхват, он - на бросок через грудь. Тут Олег первым коснулся татами, а его соперник - вторым. Только вот никто не сообщил нашему дзюдоисту, что на состоявшемся перед этим совещании судей, где советский представитель отсутствовал (его у наших дзюдоистов не было вообще!), было принято решение, что броски из партера считаются! Судья засчитывает иппон! В зале воцаряется полная тишина. Даже зрители не понимают действий арбитра… А Степанов с достоинством покидает татами – не в правилах русского «тигра» добиваться победы другим путем, кроме как чистым. Позднее на заседании Европейского Союза дзюдо арбитр, отсудивший этот поединок, был дисквалифицирован. Но, случившегося как известно, не вернешь. В итоге Олег Степанов стал обладателем бронзовой медали Олимпийских игр в Токио. 
  …Какими они были, спортсмены-дзюдоисты тех лет? Пожалуй, главным определением будет фанатичными, но не в том его отрицательном значении, более привычном нам сейчас. Нет, они были застрельщиками, энтузиастами и первопроходцами. Они шли на ощупь, после каждого соревнования собираясь на «теоретические занятия», где делились опытом как упасть, как защититься от того или иного приема. Методом своих проб и ошибок, они открывали свой «мягкий путь» через тернии к звездам. Большинство главных побед тех лет завоевано «потом и кровью» самих спортсменов и их наставников. Они не стремились к наградам и званиям, а просто не могли жить иначе. 
  Степанов по-прежнему невозмутим, скромен. И в тоже время в нем чувствуется невероятная сила духа, внутренняя гармония, какая-то глубинная мудрость. На мой вопрос, хотелось бы ему прожить жизнь иначе, первый русский «Тигр» уверенно ответил: «Нет. Я много отдал своему спорту, но и он сделал мою жизнь яркой, насыщенной, настоящей». 
Записала Т. Василега 

  • Японец Накатани в интервью прессе скажет: «Когда Степанов бросил меня на спину, то я думал - все, иппон! Надо будет делать харакири».
  • На вопрос, хотелось бы ему прожить жизнь иначе, первый русский «Тигр» уверенно ответил: «Нет. Я много отдал своему спорту, но и он сделал мою жизнь яркой, насыщенной, настоящей».
© "Мир дзюдо", №2 2010г.  

Отец советского дзюдо

  В этом году исполнилось 95 лет со дня рождения Георгия Николаевича Звягинцева – заслуженного тренера РСФСР по самбо и дзюдо. Он родился в 1915 году и вместе с нашей страной прошел весь ее трагический путь. В пятнадцать лет начал трудовую деятельность учеником слесаря на Мосэнерго, до этого вместе со своими сверстниками с десятилетнего возраста каждое лето был мальчиком-книгоношей. Тогда одним из звеньев борьбы со сплошной безграмотностью были именно мальчики-книгоноши. Все выпускники вторых классов школ были отправлены по деревням и отдельным хуторам и делянкам разносить печатное слово. В их числе по пыльным дорогам и топким тропам Подмосковья шагал и Жора Звягинцев. 
  
  В спорт Георгий Николаевич попал по комсомольскому набору - сначала рабфак, затем – ГЦОЛИФК (Государственный центральный ордена Ленина институт физической культуры). В те годы там преподавал Василий Степанович Ощепков, окончивший в 1912 году в Японии Институт КАДОКАН и заставший живым и здоровым создателя дзюдо Дзигаро Кано. Василий Степанович Ощепков занимался дзюдо со всеми студентами, и ему удалось даже ввести необходимый минимум приемов дзюдо в общеобязательный комплекс физического воспитания населения страны ГТО («Готов к труду и обороне»). 
  Своих учеников, которым суждено было стать создателями школы советского дзюдо, чем, по сути своей, и было изначально в нашей стране самбо, он отбирал персонально. В их число попал Георгий Николаевич. Кроме него, учениками Ощепкова были Харлампиев, Будзинский, Партолян, Школьников. А также Евгений Михайлович Чумаков, Николай Михайлович Галковский, Илья Иванович Латышев. Ученики оказались достойными преемниками учителя, и к 1939 году, хотя самого Василия Степановича уже не было в живых, советская школа дзюдо была создана. 

  В 1938 году Георгий Николаевич был призван на службу в РККА. Он попал в Московскую Пролетарскую мотострелковую дивизию и в свободное от службы время обучал дзюдо в спортивной секции при ЦДКА (Центральном доме Красной Армии). Его боевой путь начался с 1939 года в освободительном походе в Западную Украину и Западную Белоруссию. Затем в составе той же дивизии Георгий Николаевич входил в Литву. 
  25 июня 1941 года Московская Пролетарская дивизия была выдвинута на Минское направление и в ночь с 27 на 28 июня вступила в боевое столкновение с противником. Так для Георгия Николаевича началась Великая Отечественная война. В ту первую фронтовую ночь, действуя в составе разведки головного походного охранения, он захватил своего первого языка – чемпиона Германии по дзюдо Ганса фон Фогеля. Всего за время войны Георгий Николаевич лично захватил и доставил в расположение войск 26 немцев. 

  Георгий Николаевич участвовал в контрнаступлении под Москвой. Освобождал Наро-Фоминск, в боях под ним получил осколочное ранение в грудь (семь осколков, два так и не смогли извлечь). После госпиталя – Сталинград, Курская дуга, Крым, Румыния, Вена. Сколько было у нашего учителя медалей, затрудняемся сказать. Много. А вот орденов – два. Оба Красной Звезды, это не считая орденов Отечественной войны I, II и III степени. Начав войну рядовым, Георгий Николаевич закончил ее капитаном. 
  В конце сороковых-начале пятидесятых годов Георгия Николаевича переводят в ЦСКА, и он полностью посвящает себя тренерской работе, возглавляя им же созданное направление в Вооруженных Силах в предвоенные годы: советское дзюдо – самбо. Георгий Николаевич лично вырастил и воспитал более 300 мастеров спорта и свыше 2.000 перворазрядников по самбо и дзюдо. Ему удалось обучить три поколения самбистов. 

  Своих родных детей у Георгия Николаевича не было, все время он отдавал чужим детям, своим ученикам, которые и стали для него как родные. Не зря же говорят, что не тот отец, кто родил, а тот, который воспитал. Надо сказать, воспитывал Георгий Николаевич хорошо, доходчиво и справедливо. Он до самого последнего своего дня, когда уже сильный недуг приковал его к постели, занимался активной деятельностью. В июле 1998 года, за считаные дни до инсульта, он был главным судьей состязаний по дзюдо на детских и юношеских Олимпийских играх в Москве. 
  Всю жизнь Георгий Николаевич говорил правду и не кривил душой. Для каждого он находил доброе слово поддержки и одобрения. Сердце Георгия Николаевича перестало биться 10 октября 1998 года, сели батарейки на биостимуляторе. Похоронили его на Котляковском кладбище города Москвы в районе метро «Красногвардейская»... 

  Дело, которому Георгий Николаевич посвятил всю свою жизнь без остатка, продолжает жить. Начиная с мая 2008 года проводится мемориал, посвященной его памяти. При непосредственном участии одного из его учеников, Евгения Гаткина, в Москве создан семейно-спортивный клуб самбо и дзюдо имени Георгия Николаевича – «Звягинец». Его филиал находится в кадетском корпусе имени святого благоверного князя Александра Невского. В этом году в Москве на базе Клуба железнодорожников одним из учеников Георгия Николаевича, Евгением Соколовым, 22 мая сего года был проведен турнир самбистов, посвященный 65-летию победы и памяти Георгия Николаевича. 
  Память передается непрерывно – Дзигаро Кано «опоясал» Василия Степановича Ощепкова, тот – своих учеников, они – нас, мы – своих учеников, а те уже своих, и процесс этот не остановится. 
Вся жизнь Георгия Николаевича была подвигом – подвигом самоотверженного служения Отечеству. Поэтому он стал бессмертным. Георгий Николаевич живет в нас – его учениках, в наших учениках и в учениках учеников наших учеников! Значит, он жив, живет и будет жив всегда! 
От имени учеников и воспитанников 
|| Е. СОКОЛОВ, Е. ГАТКИН, Д. ЗЕНИН.

Великий тренер и организатор : Владлен Андреев

Родился Владлен в древнем Чернигове в 1924 году. Вскоре семья перебралась в Одессу, а затем семейство Андреевых двинулось в Москву. Натура у нашего героя была не по возрасту собранная, деятельная и целеустремленная. 

В школе он увлекается шахматами. Становится чемпионом школы, начинает даже «издавать» журнал с названием «Шахматы». Этот «Орган молодых шахматистов школы № 146» размером с записную книжку был оформлен «как настоящий»: издательство «ВМА» («Владлен Михайлович Андреев»!), вступительная статья «От автора», и даже цена была указана: 1 рубль. 
  В 15 лет Владлен начинает заниматься «вольной борьбой» (так в то время называлась борьба самбо). С самбо он познакомился, скорее всего, во Дворце спорта «Крылья Советов», где широко развернул работу один из родоначальников новой борьбы Анатолий Харлампиев. В новом виде спорта новичок прогрессирует столь же успешно, как прежде в шахматах. К лету 1941-го семнадцатилетний спортсмен становится перворазрядником.
 Авиастроение или самбо?
 После окончания школы Владлен поступает в МАИ. Но учиться ему не пришлось: вместе с однокурсниками он мобилизован на строительство оборонительных рубежей под Смоленском и Вязьмой. 
В июне 42-го Владлену исполняется 18, и теперь уже бывший студент МАИ идёт учиться в Первую Серпуховскую школу авиамехаников. Там с новичком случился опасный конфуз: ночью заснул на посту. Проверяющий офицер, обнаружив «бдительного» часового, оказался на земле — едва проснувшись, Владлен скрутил его приемом самбо. Может, только поэтому дело не кончилось штрафбатом.
 Окончив школу в 1943 году, сержант Андреев попал в самый разгар битвы на Курской дуге. 176-й авиаполк, в котором довелось служить Владлену, в жесточайших боях был практически полностью уничтожен. Почти сразу после окончания боёв полк расформировали, а Андреева командировали в Лётную школу первоначального обучения, потом — в Молотовскую школу пилотов-штурмовиков. Когда Владлен её закончил, кончилась и война. В ноября 1945 года Владлен был демобилизован. 
В Москве он поначалу восстанавливается в МАИ, но вскоре понимает, что самбо для него явно перевешивает авиастроение. Поэтому оформление перевода в институт физкультуры, сразу на третий курс, явилось закономерным и продуманным решением.
 В обществе «Динамо»: раз и навсегда
 В институте подобралась тогда крепкая компания самбистов довоенных лет: Е. Чумаков, Б. Васюков, Г. Tуманян, В. Авдеев, И. Рейман, В. Рублевский, Г. Абсалямов. Самый первый послевоенный выпуск самбистов оказался и самым удачным. Владлен становится одним из лучших самбистов страны в легком весе. В динамовском рейтинге сентября 1949 года он — в пятерке сильнейших. В 1950-м, после окончания института, мастер спорта и судья республиканской категории (это в 26 лет!), уже «наработавший» семь лет профессионального стажа, был направлен для работы в общество «Динамо». Он сумел превратить московское «Динамо» в ведущий центр подготовки самбистов. «Советский спорт» писал: «Ему удалось добиться фантастической массовости — в чемпионатах московской милиции, случалось, участвовало до 120 команд!» За 12 лет в «Динамо» Владлен Андреев подготовил 50 мастеров спорта СССР, чемпионов Европы, СССР, около трех тысяч инструкторов, тренеров-общественников по борьбе самбо и самозащите без оружия.
 Вместо самбистов — дзюдоисты 
В 53-м «наверху» решили, что борьба самбо, не имевшая «международного паспорта», должна отойти на второй план, освободив и человеческие, и финансовые ресурсы в пользу олимпийских видов - классической и вольной борьбы. Андреев был в числе тех, кто самым активным образом протестовал против этого вредного и откровенно глупого решения. Но никуда не деться — самбо стали «зажимать». Самбистов «реабилитировали»... японцы. 
В начале 60-х в Японии не замедлили воспользоваться своим правом хозяев Олимпиады-64 и включили в программу свой национальный вид борьбы — дзюдо. Надо сказать, что в СССР дзюдо с тридцатых годов не практиковалось. Зато процветал его прямой потомок — самбо. Отечественные функционеры от спорта не стали теряться, и наскоро переодев самбистов в дзюдоги, мобилизовали их на татами. 
Никак нельзя сказать, что участие советских борцов в предстоящих Олимпийских играх уж очень обрадовало японцев. Президент Международной Федерации дзюдо, сын самого Дзигоро Кано Рисэй напрямую спрашивал у Андреева, не повредит ли «перековка» самбистов чистоте стиля дзюдо? Предстояло многому научиться. Брать на себя ответственность пришлось именно Владлену Михайловичу, первому тренеру сборной Советского Союза по дзюдо.
 Первые успехи
 За два года до начала токийской Олимпиады наши «самбистские дзюдоисты», уже ставшие членами Международной федерации дзюдо, приняли первое боевое крещение. И дебют оказался на редкость удачным. В Москву прибыла сильнейшая в Европе команда Франции. Гости не принимали всерьез предстоящую встречу. Действительно, что смогут противопоставить зеленые дебютанты им, неоднократным чемпионам континента в командном зачете? Нужно было видеть изумление и смущение французских мастеров, когда новички, впервые ступившие на татами, разгромили их
. А затем, участвуя в чемпионатах Европы, сборная Союза сумела доказать, что она — сильнейшая на континенте. Не остались равнодушными даже традиционно невозмутимые японцы. Обмен визитами национальных сборных тогда кончился в пользу основоположников дзюдо. Но даже это не смогло охладить наши надежды на олимпийский успех. Сегодня наши результаты могут показаться очень скромными: в 1964-м каждый из четверых советских борцов привез из Токио только «бронзу». Однако это был несомненный успех. 
 «Звездный час» Владлена Андреева 
Андреев понял, что для будущих побед на татами необходимо воспитывать «чистых» дзюдоистов. Именно Владлену Михайловичу удалось уговорить известного тренера, председателя Федерации дзюдо столичной префектуры Осака Хамано Сёхэй приехать в Советский Союз вместе со своим учеником, чемпионом мира 1967 года Маруки Эйдзи и провести месячный дзюдоистский «мастер-класс». Работа со сборной страны по дзюдо с 1962 по 1976 годы, несомненно, стала «звездным часом» в творческой жизни Владлена. В эти годы ему довелось готовить команду еще к двум Олимпиадам — мюнхенской и монреальской, к пяти чемпионатам мира и 14 первенствам Европы. В 1974 году «Советский спорт» писал: «С неизменным успехом наша команда под руководством В.М. Андреева продолжает выступать на чемпионатах континента. Ныне среди советских дзюдоистов 30 чемпионов Европы, из них 20 — победители в личном первенстве. Есть даже олимпийский чемпион — Шота Чочишвили. Что же дальше?» А дальше было олимпийское золото Монреаля Сергея Новикова и Владимира Невзорова. Были высшие награды на первенствах континента у Сергея Мельниченко, Валерия Двойникова, Тимура Хубулури, Джибило Нижерадзе, Гиви Онашвили, Авеля Казаченкова и дважды у того же Сергея Новикова... 
 Интриги 
В середине семидесятых неоспоримый авторитет и успехи подопечных Владлена Михайловича сыграл ему плохую службу: кое-кому не по нраву пришлась горячность тренера, и «наверх» ушла коллективная жалоба от имени некоторых его учеников. С Андреевым поступили «в лучших традициях»: 10 октября 1976 года за успешное выступление подготовленной им команды в олимпийском Монреале его наградили вторым орденом Дружбы народов, а 1 февраля 77-го убрали с поста тренера сборной страны.
 Увольнение легло на сердце тяжелой обидой. Владлен горячился, и дома, в семейном кругу, говорил, что еще докажет: его методическое направление — наиболее верное, и «динамовцы» будут лучшими в будущей советской команде. В 1983 году из 8 членов нашей команды, выступавшей на первенстве мира, трое был воспитанниками Андреева, на чемпионате Европы — четверо. Но даже это не могло вернуть ему прежних лавров. Надвинулся пенсионный возраст, и упрямому тренеру наскоро оформили персональную пенсию республиканского значения. Это стало невыносимой обидой... Владлен Михайлович мог и очень хотел работать. Но его грубо вытолкнули из спортивного общества, которому он отдал 40 лет своей жизни.
 
 Материал подготовлен на основе статьи М. Лукашева
Вы знаете журнал "Мир Дзюдо"?

Publish modules to the "offcanvas" position.